Портал городских новостей
Среда, 31 августа 2016 17:19
Погода 18..20 (день) 6..8 (ночь)
Валюта:   USD 65,25 EURO 72,68

Вероника Крашенинникова: «Пятую колонну» американцы выкармливали 20 лет

20:34 19 февраля 2014 1

Массированное западное финансирование исказило структуру гражданского общества в постсоветских странах, наделив некоторые группы непропорционально большим весом. К чему это приводит, показывают последние события на Украине, а раньше — на арабском Востоке. А что у нас? После распада Советского Союза США «инвестировали» в гражданское общество России порядка 4–5 миллиардов долларов, и это только официальные цифры.

События на Украине и Ближнем Востоке продолжают развиваться непредсказуемо. Большую роль в «раскачивании» ситуации сыграли политики и разведслужбы стран Запада. О ситуации, сложившейся в Украине, мы поговорили с историком, политологом и политическим деятелем Вероникой Крашенинниковой.

МЕХАНИКА БАНДЕРОВСКОГО МЯТЕЖА

— Вероника, замечены ли в подготовке протестных акций против действующей власти Украины США и в целом «глобальный Запад»?

—Конечно же, во всем подготовительном процессе и в активной фазе бандеровского мятежа на киевском Майдане участвовали западные и местные прозападные некоммерческие организации (НКО). Впрочем, НКО — это эвфемизм. На самом деле такие организации представляют собой агентурную сеть влияния. Это сегодня самый эффективный инструмент воздействия США и их союзников на внутреннюю обстановку в различных странах.

Государство можно подчинить либо путем завоевания, войны, либо путем приведения к власти лояльного руководства. Второй способ гораздо дешевле и репутационно более выгоден заказчикам мятежа.

В любом современном государственном перевороте есть две составляющие: внутренняя и внешняя. Для успеха переворота, конечно, нужны внутренние условия — недовольство населения различными аспектами политики своего руководства.

Недовольство всегда присутствует, в любой стране. Но вот степень его регулируема. Любой протест можно умело направить в нужное русло. Например даже несовершенство системы ЖКХ при желании переводится в прямую претензию руководству страны. Вместо того чтобы навести-таки порядок в ЖКХ, можно выдвинуть политический лозунг: «Президент не способен навести порядок в сфере ЖКХ, значит, мы должны свергнуть этого президента и эту власть!»

Степень и направление внутреннего недовольства могут регулироваться как изнутри, так и извне. Сегодня, после 20 с лишним лет нескончаемых семинаров и тренингов, проведенных западными специалистами на постсоветском пространстве, на Украине — и не только на ней! — сформированы команды выкормленных на гранты от США местных кадров, обученных организации протестных движений. В общих чертах подход одинаков: выстраиваются сети, пронизывающие ключевые сферы государственного управления и гражданского общества. Расставляются люди по должностям. Обязательно — в местных органах исполнительной и законодательной власти, СМИ, НКО, бизнес-сообществе и силовых органах. Помимо внедрения в вышеупомянутые сферы, важна также настройка системы образования. Ведь предварительно на той же Украине нужно было воспитать тысячи молодчиков, считающих Бандеру героем и образцом для подражания.

— Мятеж возникает спонтанно или по команде?

— Местная «пятая колонна» никогда не начнет мятеж, не согласовав его с «центром» в Вашингтоне. Потому что без американской и иной международной поддержки им не выиграть.

То, что мы сегодня наблюдаем на Украине, есть результат всех предыдущих лет работы. «Пятую колонну» на обломках СССР американцы выкармливали 20 лет.

ИШАК С ЗОЛОТОМ СПОТКНУЛСЯ В СИРИИ

— Какую роль деньги США и других стран сыграли в расцвете «арабской весны»?

— «Арабская весна» отличалась от волны цветных революций 2003–2006 годов наличием силового элемента. Он включается, когда власть достаточно сильна, чтобы не дать свершиться ненасильственному перевороту. В арабском сценарии были задействованы радикальные силы: бандиты, экстремисты, террористы — доморощенные и наемные. По этому же лекалу сегодня на Украине в революционный процесс включили местных экстремистов — фашистовбандеровцев и других радикальных националистов.

Нужно сказать, что цветные революции — это эвфемизм для обозначения государственных переворотов. Слово «революция» подразумевает народ как ее автора, и западным сценаристам важно представить разработанное ими действо как народную волю. Но на самом деле перевороты организуют узкие, специально для этого подготовленные круги. А на митинги выходят люди, которым предварительно на протяжении долгих лет прочищали мозги, или те, кто борется за что-то свое, но их протест был канализирован в нужное русло.

— Филипп Македонский учил сына Александра: «Осел, груженный золотом, берет любую крепость». Почему американский ишак споткнулся в Сирии?

— Ненасильственная смена власти в Сирии не прошла, поскольку правительство Башара Асада обладает достаточной силой и влиянием. Тогда, три года назад, Америке со своими союзниками пришлось запускать силовой вариант — региональные экстремистские и террористические группировки. Но когда и те завязли, Вашингтону захотелось реализовать окончательное решение сирийской проблемы — нанести военный удар.

Но здесь помешали собственные Конгресс и общественность. Как оказалось, многим в США надоело одобрять военные удары своего правительства направо и налево. Аналогичная ситуация сложилась в Европе. На самом деле уникальный случай — так эффективно американская общественность не выступала против собственных властей со времен войны во Вьетнаме.

— За Дамаском стоит Тегеран, нер вирующий США независимой политикой. Способна ли Америка купить Иран?

— Не думаю, что существуют такие деньги, за которые Иран можно было бы купить. Он слишком давно ведет независимую от США и Великобритании политику, у них в национальной политической традиции нет вассальной модели поведения. В отличие от странлимитрофов, которые только и ищут, кто бы их купил.

Кроме того, иранская внешняя политика показывает себя весьма искусной. Иран пережил такие тяжелые санкции, которые вряд ли когда-либо налагались на какую-либо страну — разве что на Кубу. «Калечащие» санкции, как с гордостью подчеркивала госсекретарь США Хилари Клинтон. И пережил вполне благополучно, развивая свою экономику и даже запуская исследования космоса.

При новом президенте — Хасане Роухани — в Иран устремились политики и бизнесмены из многих стран, включая многие западные. На днях я была на приеме в посольстве Ирана в честь 35-й годовщины исламской революции. Большой наплыв гостей и представителей дипкорпуса подтверждает высокий интерес к Исламской Республике Иран.

— Почему провалилась перезагрузка отношений России и США? Чего ждали мы и что хотели получить американцы?

— Перезагрузка была лишь тактическим заходом со стороны США для того, чтобы вовлечь Россию в роль младшего партнера, обслуживающего интересы Вашингтона. В ее рамках России была выделена функция поддержания американских агрессивных планов на Ближнем Востоке. Во что это вылилось? Мы согласились с санкциями США в отношении Ирана и однажды отказались от права вето в ООН, что позволило США и НАТО разбомбить Ливию.

Также наше гражданское общество было открыто для прямого взаимодействия с американскими властями в обход официального российского руководства. И где здесь польза для России?

Равноправное, взаимовыгодное партнерство — такого у американских стратегов просто не предусматривается. Если кто-то в России этого ждал от Вашингтона, он наивный человек, живущий в мире политических иллюзий.

У НАС ОНИ НЕ ПРОЙДУТ

— Вы один из инициаторов и разработчиков российского закона о НКО, выполняющих функции иностранных агентов. Когда улеглись все страсти, можно уже подвести итоги: что изменилось?

— Изменилось многое. Подавляющее большинство российских НКО поняли, что не нужно брать западные деньги. Что нужно работать не на интересы западных заказчиков, а на интересы российского общества. Осталась лишь горсть отпетых грантоедов, которые кричат, что и деньги у Запада брать будут, и регистрироваться не станут. Но такими криками они выдают себя, сбрасывают маски.

Важно, что появилось и увеличивается государственное финансирование на проекты российских общественных организаций. Это единственный верный путь развития национального гражданского общества. Потому что если оно финансируется извне, то перестает быть национальным. К западным деньгам всегда привязаны обязательства. США денег на ветер не бросают. Если они дают финансирование конкретным организациям, значит, эти организации приносят им пользу.

Здесь западные государственные и «частные» фонды исполняют одну и ту же миссию. Политика и капитал в рамках капиталистической системы неразделимы: капитал финансирует политиков, политики обслуживают интересы капитала. Так что разницы нет — финансируемые ли это государством Агентство США по международному развитию (USAID) и Национальный фонд поддержки демократии, или частные — Фонд Форда, Фонд Макартуров, «Открытое общество» Сороса и многие другие. Цели у всех одни и те же.

— А не смогут ли западные фонды и агентства адаптироваться к новому российскому законодательству?

— Уже пытаются. Поскольку закон говорит о «политической деятельности», они начинают представлять свои проекты как социальные. Перебросят бюджеты на здравоохранение, детей, микрофинансирование, экологию и другие неполитические задачи. Сущность проектов при этом не меняется, как не меняются и их задачи.

— Если сравнить российский закон о НКО и американский FARA, они аналогичны?

— Российский закон представляет собой 10–15 процентов требований от тех, что предъявляет американский. И это при том, что проблематика у нас и в Америке совершенно разная. В США иностранные НКО не ставят целью смену режима. А американские НКО в других странах только этим и занимаются.

Я считаю, что западное финансирование в России должно быть просто-напросто запрещено. Россия все-таки достаточно большая и богатая страна, чтобы решать свои проблемы самостоятельно, а не отдавать их на аутсорсинг другому государству, тем более ведущему враждебную политику.

— Работая в США в качестве иностранного агента, вы сами сталкивались с проверками госслужб этой страны?

— Согласно закону, регистрируясь как иностранный агент, человек автоматически соглашается с проверками. Частота проверок законом не уточняется. И Минюст США проверяет агентов, когда считает необходимым.

— Какими путями деньги «благотворителей» попадают грантополучателям — переводы, кэш?

— Росфинмониторинг сообщал, что 70 процентов финансирования идет наличными. Официальное финансирование из США российских неправительственных организаций, если сложить цифры из бюджетов их госструктур и «частных» фондов за последние 20 лет, порядка 4–5 миллиардов долларов. Это только официальное финансирование и только из США.

— В самих США гигантский дефицит бюджета, банкротятся целые города, такие как Детройт. Почему они так настойчиво хотели и хотят дать денег российским НКО? Какую пользу из этого извлекают?

— Государство благотворительностью не занимается. Государство занимается проведением национальных интересов. Тем более американское государство, которое находит «жизненно важные» интересы и на Кавказе, и на российском Дальнем Востоке. Значит, это им необходимо.

— Есть ли связь между иностранными организациями-грантодателями и спецслужбами государств, где они работают?

— В руководстве западных фондов сидят в основном карьерные сотрудники специальных ведомств и аппарата национальной безопасности. Бывшие или настоящие — не могу сказать. Но можно не сомневаться, что национальный американский интерес они знают и эффективно реализуют.

 «МНЕ ТУДА НЕ НАДО»

— Почему вы так не жаловали посла США Макфола, который после Олимпиады покидает нашу страну? Вы постоянно его критиковали — и в печати, и в глаза, встречаясь на конференциях…

— Поскольку я не чиновник и не дипломат, а эксперт, то могу высказывать экспертное мнение открыто — как есть. Майкл Макфол из всех американских деятелей обладает, пожалуй, самыми широкими сетями в России — он их строил с 1989 года, обеспечивая финансирование тогда еще советским диссидентам. И он умеет эти сети использовать.

Теорию и практику государственных переворотов он изучал с университетских времен, очень последовательно, и приехал в Россию с целью попрактиковать свое мастерство и освежить контакты.

— Дипломатическая и подрывная деятельность — два разных занятия.

— Действительно, я не жалую людей, которые работают против интересов моей страны. Я это в некотором роде лично воспринимаю, потому что речь идет о моей стране.

— Вы очень резко говорите о политике и политиках США. Как думаете, вам могут отказать в получении визы?

— Такая виза мне не нужна. Как пел Владимир Семенович Высоцкий: «Мне туда не надо».

— Вопрос личного порядка. В Госдуме есть депутат Павел Крашенинников. Муж, родственник?

— Даже не знакома с ним, не приходилось встречаться. Так что не муж и не родственник.

ВЫСТОИМ И ПОБЕДИМ

— Сможем ли мы выстоять под натиском глобального Запада, если живем на деньги, полученные там за продажу наших нефти и газа?

— Природа одарила нашу страну огромными богатствами. Наша задача в том, чтобы с максимальным эффектом, умно, воспользоваться средствами от их продажи — Западу, Востоку и другим. Если это наши нефть и газ, то и деньги за них тоже наши.

Наши, имеется в виду народные. Очевидно, что эти деньги должны идти не на личное обогащение отдельных индивидов, а на благоустройство страны и повышение уровня жизни людей.

Для противостояния нашим недоброжелателям — а они очень сильные и целеустремленные — от нас требуются высокая профессиональная компетентность и мощная политическая воля. Верю: мы выстоим и победим.

В ТЕМУ

Институт внешнеполитических исследований и инициатив (ИНВИССИН) учрежден в 2011 году в Москве для ведения исследовательской и просветительской деятельности в областях внешней и внутренней политики России. Институт ведет исследования по широкому спектру проблем, затрагивающих настоящее и будущее России. ИНВИССИН проводит исследования на основе архивной информации, опыта российских и отдельных зарубежных экспертов.

СПРАВКА

Вероника Юрьевна Крашенинникова — историк-исследователь и политолог, член Общественной палаты Российской Федерации. Родилась 12 октября 1971 года в г. Череповце Вологодской области. Училась в Ленинградском кораблестроительном институте (инженерно-экономический факультет), Сорбонне («французский язык» и «цивилизация»), Парижском институте политических наук (финансово-экономический факультет). Работала в ООН, Совете по торгово-экономическому сотрудничеству США — СНГ в Нью-Йорке, была представителем Фонда «Русский мир» в США. С марта 2011 года — основатель и генеральный директор Института внешнеполитических исследований и инициатив (ИНВИССИН).

ОБ АВТОРЕ

Александр Хохлов – специальный корреспондент, обозреватель «Вечерней Москвы». Автор репортажей на «горячую» тему.

ХРОНИКУ СОБЫТИЙ НА УКРАИНЕ ЧИТАЙТЕ ЗДЕСЬ

15 Сен 12:05
29 Июн 12:07
5 Июн 13:20

Новости партнеров

Загрузка формы комментариев

Новости партнеров